Навігація
Головна
ПОСЛУГИ
Авторизація/Реєстрація
Реклама на сайті
 
Головна arrow Фінанси arrow Деньги и кредит
< Попередня   ЗМІСТ   Наступна >

Функции, принципы организации единого денежного оборота страны и законы движения денег в нем

Единый денежный оборот страны как непрерывный поток движения денег в их взаимосвязи и взаимозависимости (наличной и безналичной формах) между субъектами экономических отношений, обслуживающий процесс расширенного воспроизводства и представляющий собою экономическую категорию, выполняет ряд функций, раскрывающих его глубинные свойства.

Среди глубинных свойств сущности единого денежного оборота страны как экономической категории, на наш взгляд, необходимо выделить такие функции (пока не нашедшие в специальной литературе своего описания), как:

  • - функцию средства обеспечения деньгами (наличными и безналичными) процесса расширенного воспроизводства;
  • - функцию средства влияния на устойчивость денег;
  • - функцию средства влияния на объем номинального ВВП;
  • - функцию средства интеграции денежной системы страны в мировую денежную систему;

Наряду с функциями, объективно отражающими глубинные свойства сущности единого денежного оборота, он, вместе с тем, строится на определенных принципах организации, которые пока не описаны в отечественной специальной литературе. Вместе с тем, принципы (или правила) организации единого денежного оборота страны, имеют немаловажное значение в ее экономике, так как именно денежный оборот страны обслуживает в ней весь процесс расширенного воспроизводства. Соответственно, денежный оборот страны должен строиться на таких принципах его организации, которые, с одной стороны, отражают объективную и органическую взаимосвязь форм денег в стране (наличных и безналичных), с учетом особенностей их существования и движения. С другой стороны, денежный оборот страны должен строится на таких принципах его организации, которые дают возможность кредитно-денежной власти эффективно управлять денежными потоками в стране непрерывно трансформирующимися из одной формы денег в другую. Наконец, в третьих, денежный оборот страны должен строиться на таких принципах его организации, которые позволяют использовать и развивать современные технологии передачи информации между банками своей страны и других стран. Соответственно, ясные и четкие принципы организации денежного оборота страны, представляющего собой, по сути, кровеносную систему страны в процессе расширенного воспроизводства, имеют немаловажное значение в экономике страны.

На наш взгляд, единый денежный оборот страны должен строиться на следующих принципах его организации:

  • 1) единство и бесперебойность движения наличных и безналичных денег в их взаимосвязи и взаимозависимости;
  • 2) измерение объема единого денежного оборота и его составляющих (как потоков денег за год) в виде разницы между объемами соответствующей денежной массы на конец и начало исследуемого года;
  • 3) измерение объема безналичных платежей по объему списанных с текущих счетов сумм (а не поступивших на них).
  • 4) недопущение в едином денежном обороте страны движения иностранной валюты (одновременно и/или параллельно с национальной валютой);
  • 5) эффективное использование системы электронных платежей; Применение вышеперечисленных принципов организации единого денежного оборота страны позволит, на наш взгляд, эффективно организовывать этот оборот, давая четкие ориентиры кредитно-денежной власти в процессе управления им.

Денежный оборот страны - это движении денег, опосредствующих движение товаров. И хотя именно в движении денег выражается движение товаров, внешне кажется, наоборот, что обращение товаров есть результат движения денег. Как отмечал К. Маркс, "...форма движения, непосредственно сообщаемая деньгам обращением товаров, представляет их постоянное удаление от исходного пункта, их переход из рук одного товаровладельца в руки другого, или их обращение" (подчеркнуто Л. Р.).

Товары и деньги в процессе своего обращения движутся навстречу друг другу, однако движение денег и движение товаров имеют существенные отличия, так как товары, будучи обмененными на деньги, уходят из обращения, а деньги, будучи обмененными на товары, остаются в нем, продолжая свое постоянное и монотонное движение посредников в товарообмене.

Одним из важных показателей движения денег является скорость их движения, измеряемая числом оборотов одноименных денежных единиц в год (т. е. тем, сколько раз одна и та же денежная единица перейдет из рук в руки в течение года). Из того, что одни и те же деньги (то ли золотые монеты, то ли банкноты, то ли денежные билеты) обращаясь в течение года неоднократно переходят из рук в руки, обслуживая куплю-продажу многих товаров, следует, что количество денег в обращении, как правило, меньше, чем сумма товарных цен. Другими словами, скорость движения денег оказывает непосредственное влияние на количество денег, находящихся в обращении и необходимых ему. Соответственно, увеличение количества денег в обращении имеет естественную тенденцию замедлять скорость движения денег, так же как уменьшение количества денег в обращении создает тенденцию к ускорению их обращения.

Понятно, что движение денег и его законы были не безразличны обществу. Соответственно, к середине XIX в. возникло несколько направлений теории денег: металлизм, номинализм, количественная теория денег, марксизм (который рассматривается сегодня отдельными экономистами как абстрактная теория денег). Однако, к концу ХХ века господствующей теорией денег во всем мире (не считая стран постсоветского лагеря) осталась количественная теория (основанная, в свою очередь, на идеях номинализма), получившая свое развитие (начиная от Ж. Бодена и Монтескье) в трудах И. Фишера, А. Маршалла, А. Пигу, Дж. М. Кейнса, Дж. Кнаппа, Ф. Бендиксена, Дж. Хикса, М. Фридмана, Анны Шварц, М. И. Туган-Барановского, В. В. Новожилова и целого ряда др. ученых, внесших свой вклад в изучение характера и законов движения денег, влияния их количества на цены товаров и, соответственно, на ценность денег.

Следует отметить, что взаимосвязь скорости движения денег, их покупательной способности, уровня цен и количества денег в обращении доказательно излагалось как в марксистской, так и в количественной теории денег (получившей свое название именно от воздействия количества денег в обращении на ценность денег и уровень товарных цен).

Наличие разных подходов к изучению взаимосвязи количества денег в обращении с уровнем товарных цен, со скоростью движения денег, и уровнем их покупательной способности нашло свое отражение не только в разной трактовке объективных законов движения денег, но, и что особенно важно, и в разной методологии подходов к этим законам.

Например, в марксистской теории денег основным законом денежного обращения (законом движения действительных денег или законом стоимости денег) был закон, характеризующий зависимость количества необходимых (Кн) обращению действительных денег (- золотых монет) от суммы цен обращающихся товаров. Поэтому, в соответствии с марксистской теорией денег, количество необходимых для обращения действительных денег (Кн) прямо-пропорционально сумме цен обращающихся товаров (2Цт) и обратно-пропорционально числу оборотов (Т) одноименных денежных единиц. Математически этот закон имел следующий вид:

Из этого закона следует, что необходимое для обращения количество золотых монет напрямую зависело от суммы цен (опять же таки в золотом исчислении !) обращающихся товаров, т.е. от номинальной стоимости товарной массы в обращении, находясь в обратной зависимости от числа оборотов (скорости движения) одноименных золотых монет.

Однако, если товарная масса по разным причинам была востребована (и реализована) не вся и часть произведенных товаров оставалась не востребованной, то в товаропроводящей сети ежегодно начинала накапливаться нереализованная товарная масса. Понятно, что при этом сумма цен нереализованной массы, учитываемая в общей сумме цен предъявленных к реализации товаров, отражалась на количестве необходимых для обращения золотых монет в сторону его увеличения. Это означало, что в соответствии с законом Кн, в обращение должно поступить и большее количество денег, необходимое для реализации всего количества товаров. При таких условиях происходит относительное увеличение количества золотых монет, определяемое законом Кн. Уместно отметить, что невостребованная часть товарной массы могла быть востребована как уцененная. Однако, в любом случае количество необходимых обращению действительных денег, определяемое суммой цен реализуемых товаров, становилось больше количества фактически востребованных товаров, способствуя, тем самым, росту цен (в золотом исчислении на востребованные товары) или, что то же самое, инфляции.

Вместе с тем К. Маркс писал, что закон Кн может быть выражен "...и следующим образом: при данной сумме стоимостей товаров и данной средней скорости их метаморфоз количество обращающихся денег или денежного материала зависит от собственной стоимости последнего. Иллюзия будто бы дело происходит как раз наоборот, будто товарные цены определяются массой средств обращения, а эта последняя определяется, в свою очередь, массой находящегося в данной стране денежного материала." (выделено Л. Р.).

Из этого марксистского выражения совершенно очевидно, что К. Маркс даже и мысли не допускал о том, что количество денег в обращении воздействует на товарные цены. Поэтому его подход к определению взаимосвязи между количеством действительных денег в обращении и товарными ценами прямо противоположен подходу авторов количественной теории денег, считавших что именно товарные цены зависят от количества денег в обращении.

Что же касается движения знаков действительных денег - банкнот, то К. Маркс считал, что "Специфический закон обращения бумажных денег (банкнот - Л. Р.) может возникнуть лишь из отношения их к золоту, лишь из того, что они являются представителями последнего. И закон этот сводится просто к тому, что выпуск бумажных денег должен быть ограничен тем их количеством, в каком действительно обращалось бы символически представленное ими золото (или серебро)" (выделено Л. Р.).

Другими словами, для соблюдения этого специфического марксистского закона в обращении фактически должно находится такое количество (Кф) банкнот, как знаков золота и денег, которое соответствует количеству необходимых обращению золотых монет - количеству Кн, т.е. должно соблюдаться равенство: Кф = Кн. Однако, как мы отметили выше, количество золотых монет, которое было необходимо обращению (Кн) могло и превышать сумму цен проданных товаров, так как не все товары могли оказаться реализованными. При таких условиях количество использованных золотых монет оказывалось меньше расчетной величины Кн. Соответственно, расчетное количество банкнот (равное величине Кн), выпущенных в обращение, также оказывалось больше фактически требуемого их количества (Кф). Но так как при неразменных на металл банкнотах в денежном обращении отсутствовал механизм автоматического регулирования ценности бумажных денег (их ухода в сокровища), то лишние обращению знаки денег - банкноты, неразменные на металл, оказывались застрявшими в каналах денежного обращения, способствуя росту денежной массы и, соответственно, снижению ее покупательной способности.

Что же касается движения современных денег без стоимости (само существование которых К. Маркс считал "...нелепой гипотезой...", не допуская мысли о возможном использовании денег без стоимости и связи с золотом), то следует отметить, что с марксистских позиций объяснить движение современных кредитных денег (без стоимости и связи с золотом) не представляется возможным. Во-первых, потому, что современные кредитные деньги в виде денежных билетов не имеют никакого отношения к золоту, тогда как "специфический закон обращения бумажных денег может возникнуть лишь из отношения их к золоту...". Во-вторых, потому (и это имеет, на наш взгляд, чрезвычайно важное значение), что в марксистской теории количество необходимых для обращения действительных денег (Кн) зависит от суммы цен обращающихся товаров, а не наоборот, т.е. количество уже находящихся в обращении денег воздействует на цены и, соответственно, на номинальную стоимость товарной массы. И хоть К. Маркс считал это положение иллюзией, однако в настоящее время мы не можем игнорировать существование этого неопровержимого факта.

Наряду с марксистской теорией денег и соответственной трактовкой в ней закона денежного обращения существует и другой подход как к сущности денег, так и к законам их движения, нашедший отражение в количественной теории денег.

Ярким представителем классической количественной теории был И. Фишер, который, по выражению М. И. Туган-Барановского, ничего принципиально нового "... не сказал и не обогатил существенно то понимание количественной теории, которое принадлежало его многочисленным предшественникам. Но он удачно завершил работу и дал точное и сжатое выражение количественной теории денег в математической форме". "Мы, - писал Фишер, - определили деньги как все то, что принимается всеми в обмен за блага. <...> Деньги никогда не приносят других выгод, кроме создания удобств для процесса обмена.".

Из того, что "... деньги, затраченные на блага, - отмечал Фишер, - должны равняться количеству этих благ, умноженному на их цены, следует, что уровень цен должен повышаться или падать в зависимости от изменения количества денег, если в то же время не будет происходить изменений в скорости их обращения или в количестве обмениваемых благ.".

Из этого фишеровского выражения следует, что основным фактором воздействия на уровень товарных цен являются именно "изменения количества денег" в обращении (см. уравнение обмена Ирвинга Фишер - 2.1). Что же касается скорости их движения или количества обмениваемых благ, то Фишер допускал возможность влияния их изменений на уровень товарных цен. Но, будучи представителем классической количественной теории денег, он принимал скорость движения денег (V) и количество произведенных товаров и услуг (У) - постоянными величинами и видел прямо-пропорциональную зависимость между количеством денег в обращении и уровнем цен, о чем и свидетельствуют три его гипотетических примера.

В частности, И. Фишер считал, что государство может своей властью изменить название номинала одной и той же монеты . В этом случае монета, ранее именуемая "один доллар", теперь будет именоваться "два доллара". При этом не изменится ни число монет, находящихся в обращении, ни их вес. Но число долларов (как наименований денежных единиц) в обращении удвоится, так как та монета, которая раньше называлась один доллар, теперь будет называться два доллара. Понятно, что это переименование однодолларовой монеты в двухдолларовую никак не изменит ни числа монет, находящихся в обращении, ни количества золота, находящегося в обращении, из которого изготовлены обращающиеся монеты. Изменится только количество денежных единиц, но цена товара при обмене его на ту же самую монету (ранее именуемую "один доллар", а ныне именуемую "два доллара") увеличится вдвое.

Следовательно, удвоение числа денежных единиц (долларов) прямо-пропорционально увеличит товарные цены, но обратно-пропорционально снизит ценность (покупательную способность) доллара, как денежной единицы, так как теперь за один доллар можно будет приобрести товаров вдвое меньше.

Другой пример Фишера практически аналогичен первому. В частности, вместо переименования монеты "один" доллар в "два" доллара, государство своей властью вдвое снижает вес монет, не изменяя при этом их номинальной стоимости. С этой целью все старые монеты изымаются из обращения и переплавляются на новые монеты, но с вдвое меньшим золотым содержанием. При этом в обращение поступит все ранее находившееся в нем золото, однако число монет будет удвоено, вес каждой монеты будет вдвое меньше прежней, но с номинальной стоимостью прежней монеты. При таких условиях за один и тот же товар и до, и после изменения веса золотых монет будет уплачиваться одно и то же количество золота. Однако, раньше товар обменивался на одну однодолларовую монету (и его цена была один доллар), а теперь он обменивается на две однодолларовые монеты (хотя и вдвое облегченных в сравнении с прежними монетами, но также называемые "один доллар"), которые вместе равны весовому количеству золота, содержащегося в прежней однодолларовой монете. Соответственно, теперь цена товара равна два доллара. Из этого следует, что удвоение числа монет, вдвое увеличивает цены и вдвое же снижает покупательную способность золотой (!) денежной единицы (одного доллара).

Третий пример И. Фишера состоит в том, что он предположил возможность предоставления государством каждому владельцу монеты определенного достоинства такую же другую монету (в подарок). При таких условиях, общее количество монет в обращении удвоится и, соответственно, цены возрастут вдвое. Отметим, что несмотря на то, что этот пример играл большую роль в эволюции количественной теории денег на ранних этапах ее развития от Юма, Милля и до Фишера, он не получил в экономической литературе должного освещения и развития.

Все гипотетические примеры Фишера подтверждают постулаты классической количественной теории о наличии пропорционального влияния роста количества денег на рост цен. Причем, обратим внимание на то, что все эти примеры касаются золотых монет, однако выведенное Фишером на основе этих примеров уравнение обмена в равной степени применимо и к деньгам, не имеющим никакой связи с золотом и, соответственно, не имеющим собственной стоимости. Это значит, что уравнение обмена универсально и в настоящее время имеет всеобщее распространение в качестве закона движения денег и определения их ценности.

Из уравнения обмена (2.1) можно определить уровень товарных цен, представив его в виде уравнения 2.4.

Как видно из уравнения 2.4, уровень товарных цен не имеет прямо-пропорциональной зависимости от количества денег в обращении, так как на него влияет не один фактор (М - масса денег), а и скорость движения денег (V), и объем произведенных товаров и услуг (У).

Отсутствие прямо-пропорциональной зависимости уровня товарных цен от массы денег, т. е. денежного предложения, не могло не найти своего отражения в работах ряда ученых, по-новому трактующих количественную теорию и, прежде всего, с позиции спроса на деньги субъектов экономических отношений. Поэтому такие экономисты, как А. Маршалл, А. Пигу, Дж. М. Кейнс, М. Фридман, А. Шварц, М. И. Туган-Барановский и др. заложили основы новому пласту исследований в рамках количественной теории денег и тех взаимосвязей, которые существуют в реальной жизни при взаимодействии различных многочисленных факторов, воздействующих на цены и ценность денег.

В частности, английский экономист А. Пигу, продолжая идеи А. Маршалла, развил, так называемый, "кембриджский" вариант количественной теории денег - теорию кассовых остатков.

А. Пигу отмечал, что в любое время количество денег в обращении равняется сумме кассовой наличности находящейся у населения и предприятий. А общее количество денег в обращении в каждый конкретный момент времени есть величина определенная, зависящая либо от размеров эмиссии банкнот или денежных билетов (при бумажноденежной валюте), либо от предложения золота (серебра), т.е. зависящая от предложения денег. Пигу считал, что владельцы денег не в состоянии изменить общее количество денег в обращении, которое для них всех вместе взятых есть величина конкретная. Но они могут принимать решения о том, какую часть своего реального портфеля богатства они желают иметь в денежной форме.

Поэтому, если все хозяйствующие субъекты захотят иметь большую долю денег в своих портфелях богатства, то остатки денег в обращении возрастут и спрос на деньги возрастет.

Наоборот, если все хозяйствующие субъекты (население и предприятия) пожелают хранить в своих портфелях богатства меньшую, чем прежде, сумму денег, то они будут расходовать ее. Поэтому остатки денег в их портфелях богатства снизятся, означая уменьшение спроса на деньги, а товарные цены возрастут, так как большая сумма денег будет предъявлена рынку товаров и услуг.

Долю кассовых (денежных) остатков в портфелях всех хозяйствующих субъектов А. Пигу выразил через коэффициент к, который обратно-пропорционален скорости движения денег и отражает долю спроса на деньги в общей сумме доходов (2.2). Поэтому при к = 1/У, уравнение А. Пигу имеет вид:

где, М(1 - спрос на деньги;

к - доля годовых доходов хозяйствующих субъектов, которую они желают держать в своих портфелях богатства в денежной форме и величина обратная скорости движения денег.

Соответственно,

Спрос на деньги является функцией от нескольких переменных (уровня богатства индивида, его ожидаемого годового дохода, скорости движения денег, уровня цен, процентных ставок, личных предпочтений индивида и др.), но наиболее весомой среди них является скорость движения денег (V). Именно поэтому современная количественная теория денег излагается с учетом понятия скорости движения денег в движении доходов (объема производства). Понятно, что чем выше скорость движения денег, тем большую работу производит каждая денежная единица и тем меньше надо денег обращению и, наоборот, чем ниже скорость движения денег, тем меньшую работу производит каждая денежная единица и тем больше нужно денег для реализации одного и того же объема произведенной продукции.

Следует обратить внимание на то, что в законах денежного обращения во всех без исключениях теориях денег (марксистской, где законом их движения является прямо-пропорциональная зависимость количества необходимых для обращения действительных денег от суммы цен обращающихся товаров и обратно-пропорциональная зависимость от числа оборотов одноименных денежных единиц; в классической количественной теории, где законом движения денег является прямо-пропорциональная зависимость уровня товарных цен от количества денег, находящихся в обращении (так как V и Y - const.); в современной количественной теории, где законом движения денег является обратно-пропорциональная зависимость скорости обращения денег от их количества, находящегося в обращении (V = PY/М), - во всех этих теориях используются одни и те же величины: количество денег в обращении, скорость их движения, объем производства и уровень товарных цен. Соответственно, возникает видимость того, что можно представить математическое выражение закона денежного обращения, отражающего суть одной теории денег в символах, используемых в математическом выражении закона денежного обращения другой теории, не меняя при этом экономического смысла этих законов.

Однако, эти уравнения - марксистское, в виде Кн = УД/Г и фишеровское, в виде MV = PY имеют разные методологически подходы. И хотя математически можно представить марксистский закон денежного обращения в виде М = PY/V, но методологически - нельзя.

Это обусловлено тем, что К. Маркс исходил из того, что количество необходимых для обращения действительных денег зависит от суммы цен обращающихся товаров, а современная количественная теория денег исходит из того, что количество обращающихся денег влияет на уровень товарных цен и номинальную стоимость товарной массы.

В марксистской теории закон обращения бумажных денег "может возникнуть лишь из отношения их к золоту, лишь из того, что они являются представителями последнего." В количественной теории движение и золотых, и бумажных денег подчиняется одному и тому же закону, определяемому уравнением обмена.

Кроме того (и что особенно важно), уход в небытие золотых (действительных) денег и их знаков означает, что в настоящее время закон денежного обращения - закон Кн, открытый К. Марксом, вообще не действует ни для золотых (из-за их отсутствия), ни для бумажных денег (не имеющих связи с золотом).

Поэтому единственным законом движения современных кредитных денег (без стоимости и связи с золотом) является закон денежного обращения, рассматриваемый современной количественной теорией денег в виде:

так как трактовка современной количественной теории основана на понятии скорости обращения денег в движении доходов.

 
< Попередня   ЗМІСТ   Наступна >
 
Дисципліни
Агропромисловість
Банківська справа
БЖД
Бухоблік та Аудит
Географія
Документознавство
Екологія
Економіка
Етика та Естетика
Журналістика
Інвестування
Інформатика
Історія
Культурологія
Література
Логіка
Логістика
Маркетинг
Медицина
Менеджмент
Нерухомість
Педагогіка
Політологія
Політекономія
Право
Природознавство
Психологія
Релігієзнавство
Риторика
РПС
Соціологія
Статистика
Страхова справа
Техніка
Товарознавство
Туризм
Філософія
Фінанси
Інші