Навігація
Головна
ПОСЛУГИ
Авторизація/Реєстрація
Реклама на сайті
 
Головна arrow Соціологія arrow Социальная теория и кадровая политика
< Попередня   ЗМІСТ   Наступна >

Учет этнопсихологических и социально-исторических факторов

Поскольку объектами социального управления являются человек и общности людей, постольку каждый управляющий должен знать историю возникновения людей, их природные и социально-психологические различия, особенности культуры различных представителей человечества, национальные и расовые отличия ныне живущих индивидов. Познание этих особенностей позволяет более эффективно управлять людьми и коллективами, ориентируясь на их специфические интересы, биологические и социально-психологические качества.

Расы и народы.

В наиболее общем виде теория происхождения человеческих рас представляется следующим образом. Доисторическое разделение некогда единой суши способствовало формированию двух основных расовых стволов, представители которых различались рядом биологических (например, длинноголовость - короткоголовость, высокорослые - низкорослые) и психофизиологических (например, экстравертированность - интровертированность, рационализм - иррационализм) признаков. Дальнейшее смешение первоначальных человеческих рас привело к многообразию живущих ныне народов, которые вместе с тем сохраняют те или иные "наследственные" особенности, проявляющиеся в природных различиях темперамента, задатков и других психологических признаков.

В современном человечестве существует пять различающихся рас: черная (негроидная), коричневая (австралоидная), красная (американоидная), желтая (монголоидная) и белая (европеоидная). Эти расы объединяются в три большие расы человека. Первые две (негроидная и австралоидная) образуют наиболее древнюю человеческую расу - экваториальную (африкано-океанийскую), две вторые (американоидная и монголоидная) - следующую по времени возникновения большую человеческую расу - азиатско-американскую, последняя (европеоидная) - самую молодую евразийскую расу.

Западный расовый ствол включает в себя расы негро-австралоидную (экстравертированную и иррациональную) и европеоидную (экстравертированную, но рациональную); восточный - американоидную (интровертированную, иррациональную) и родственную монголоидную (интровертированную, но рациональную). Иными словами, в структуре человеческой психики и всего человечества, а также составляющих его общностей действует единый принцип единства и борьбы противоположностей, в соответствии с которым экстраверсия (Западное полушарие) противостоит интроверсии (Восточное полушарие), а рационализм Северного полушария - иррационализму Южного. Это утверждение справедливо, на наш взгляд, для всех сфер психической и социальной жизни (например, всегда единые при своем возникновении религии и идеологии впоследствии закономерно подразделяются на два основных вероучения; государство имеет своей противоположностью гражданское общество; единое человечество включает в себя разнонаправленные мужскую и женскую половины и т. д.).

Таким образом, современная наука различает три большие расы человека: негроидную, монголоидную и европеоидную. Европеоиды, в свою очередь, так же как большие человеческие расы, подразделяются на три субрасы: южную (преимущественно длинноголовую), северную (среднеголовую) и промежуточную (в основном короткоголовую). Это трехчленное расовое деление напоминает трехчленную структуру психической сферы. Так, эмоциональный компонент наиболее соответствует большой негроидной расе и европейской южной субрасе, волевой компонент более выражен у большой монголоидной расы в целом и у северной европейской субрасы, а познавательный компонент превалирует у большой европеоидной расы и у промежуточной европейской субрасы.

Каждая из основных психических сфер человека - познавательная, эмоциональная и волевая - простирается как в области сознания, так и бессознательного. Как отмечалось, эмоциональная сфера представлена в сознании чувствами, а в бессознательном - ощущениями, волевая сфера - соответственно волей и инстинктами, а познавательная - интеллектом и интуицией. Те же компоненты основных психических сфер присутствуют и у больших человеческих рас как целостных образований: в "эмоциональной" экваториальной расе чувственный компонент более присущ негроидам, а сенсорный - австралоидам; в "волевой" азиатско-американской расе собственно волевое начало более развито у монголоидов, а инстинктивное - у американоидов; в "познающей" евразийской расе рациональное начало более развито у европеоидов, а иррациональное - у ее азиатской части.

Три основные психические сферы присутствуют у каждой из человеческих рас одновременно, но одна из них несколько доминирует над остальными, что придает представителям соответствующей расы определенное психологическое своеобразие. То же происходит и "внутри" рас среди составляющих ее субрас. Например, по общеэтническому и общеязыковому корню все европейские народы условно делятся на три метаэтнические группы - романскую, германскую и славянскую, что также отвечает трехчленной структуре психической сферы: эмоциональная преобладает у романских народов, волевая - у германских и познавательная - у славян. Преобладание у определенной группы народов той или иной психической сферы обусловливает метаэтнические и этнические особенности, проявляющиеся в темпераменте, задатках, способе решения стоящих перед этносом задач. Выявленные различия групп народов по доминирующим психическим сферам помогают понять особенности метаэтнического менталитета, духовной ориентации народов, национального характера и поведения. Например, разделение христианства в Европе на православие и католицизм (от последнего откололся протестантизм) совпадает в основном с этнолингвистическим делением европейских народов на указанные метаэтносы - романский с преобладанием католицизма, германский с доминированием протестантизма и славянский, ориентирующийся на православие.

Кроме отмеченных особенностей каждая большая раса как биологическое целое содержит мужское и женское начала, которые действуют по принципу "единства и борьбы противоположностей": при доминировании мужского (маскулинного) начала у расы преобладают "мужские" ценности (агрессия, экспансия, культ силы), а при преобладании женского (фемининного) начала - соответственно "женские" ценности (защита, интроверсия, достаток). Циклы доминирования фемининности - маскулинности в обозримой социальной истории особенно заметны на примере желтой расы, когда период всемирных завоеваний, захватнических войн и грабежей сменился расовой и национальной замкнутостью, "уходом в себя", отгороженностью от мира (китайская "Великая стена", японская многовековая самоизоляция и т. д.). В современном мире комплекс маскулинных ценностей наиболее характерен для европеоидной расы, что выражается в Новом и Новейшем времени экспансией белой расы, в способе решения ею межнациональных конфликтов (с позиции силы), процессах колонизации и захвата чужих территорий. В то же время политика последних лет ведущих европейских стран указывает на определенное "затухание" маскулинного комплекса и появление некоторых фемининных черт (миротворчество, культ достатка, обеспечение коллективной защиты), что является, возможно, предвестником окончания "мужского" и наступления "женского" периодов в истории белой расы. Иными словами, возраст расы (более молодой или более старый), ее фемининность - маскулинность (преобладание либо мужского, либо женского начала), а также особенности развития той или иной психической сферы характеризуют соответствующие периоды расовой истории - или преимущественно "военные", или преимущественно "домашние".

Понятиям "фемининность" - "маскулинность" в известной степени соответствуют понятия "правополушарного" и "левополушарного" поведения (в первом случае доминирует ориентация на эмоции, во втором - на логическое мышление), а также интроверсия и экстраверсия (первая ориентирует на объекты "собственного", внутреннего мира, вторая - на объекты внешнего, "чужого").

Кроме трех основных сфер, присущих психическому миру как целому, различают еще четыре психические основы, четыре природно обусловленных типа темперамента, которые также можно проследить на уровне субрас и составляющих их этносов. Так, каждая большая раса, как отмечалось, включает в себя четыре биологически различающиеся группы: короткоголовых высокого и низкого роста, длинноголовых высокого и низкого роста. В составе каждого народа присутствуют эти четыре основных антропологических корня, но в различных пропорциях, что наравне с рациональностью - иррациональностью, эстравертированностью - интровертированностью, возможно, определяет также качество и своеобразие каждого национального темперамента.

Таким образом, каждая из основных человеческих рас, составляющих их метаэтнических групп и народов имеет отличительные черты как в анатомическом, так и в психическом отношении, т. е. в смысле задатков, способностей, некоторых половозрастных и характерологических черт, а следовательно, и в смысле социальной будущности, которая во многом зависит от этих врожденных, природно обусловленных данных (И. Сикорский [87]). Например, из трех главных метаэтносов Европы - романского, германского и славянского - последний наиболее многочисленный и молодой, который, правильно используя свою доминирующую познавательную сферу и развивая наиболее слабую - волевую, может действительно обновить европейский мир, до этого управлявшийся романскими, а затем германскими народами.

В соответствии с преобладанием основной психической сферы каждый этнос развивает деятельность, которая наиболее ей соответствует: волевая - военной, политической, административной; познавательная - научной, религиозной, философской; эмоционально-сенсорная - художественной, коммуникативной, хозяйственной. При этом при переходе этносов из одного исторического возраста в другой возможна смена ведущих психических сфер, что влечет за собой перемену ведущей деятельности этноса.

Культура.

Культура как специфический и внебиологический признак человека подразделяется, так же как индивидуальная психологическая сфера и общество, на три основные составляющие - производственную (экономическая сфера), духовную (культурная сфера) и организационную (политическая сфера). Будучи присущими всем людям вообще, у каждой социальной общности эти виды человеческой деятельности оформляются различными, более или менее специфичными именно для данной общности способами, которые в совокупности определяют специфику ведущей деятельности того или иного народа, социального слоя, социальной группы (например, народы-производители, народы-мыслители, народы-завоеватели и т. д.). В структурах любого стратифицированного общества выделяются субкультуры, соответствующие тому или иному сегменту или слою общества - субкультуры профессиональных идеологов (жрецов), профессиональных политиков (администраторов, военных), профессиональных производителей (земледельцев, скотоводов, ремесленников), профессиональных преступников и т. д.

Хозяйственно-культурные типы представляют собой своеобразные социальные системы, связывающие этносы или их части через механизмы культуры и хозяйственную деятельность с природными системами, а также историческими этапами социального развития. Различают три основных хозяйственно-культурных типа: присваивающий (с преобладанием охоты, собирательства, рыболовства, а также захватнических войн), производящий (с преобладанием скотоводства и земледелия, а затем и ремесла) и обменный (с преобладанием торговли и оказанием различных услуг). Трехчленная типология материальной культуры прослеживается на всех этапах исторического развития и соответствует трем основным сферам организации общества, когда преобладание одной из этих сфер формирует также соответствующий хозяйственно-культурный тип этноса. В современных условиях приведенной типологии социально-культурных систем соответствует классификация экономики по преобладанию одного из ее секторов - первичного (преимущественно сельское хозяйство), вторичного (промышленное производство) и третичного (торговля и услуги).

Социально-хозяйственным типам в циклах материальной культуры соответствуют определенные типы духовной культуры (например, суперсистемы П. Сорокина - идеациональная, идеалистическая и сенсорная), которым, в свою очередь, соответствуют определенные типы социального правления (политические циклы чередования теократии, аристократии, демократии), а также определенные типы социального характера (с преимущественной ориентацией на традицию, на себя или на других), а также демографические циклы воспроизводства этносов, по Д. Рисмену.

Религиозно-этические системы, например, также обнаруживают биологические и психологические корни, проявляющиеся в соответствующих социально-исторических условиях. Так, христианство появилось и преимущественно распространилось в Европе среди наиболее "рациональной части" белой расы, а ислам и буддизм - в Азии, в ее более "иррациональной составляющей".

Кроме того, в истории всех мировых религий всегда происходит деление изначально единого учения на два объективно конфликтующих течения (в христианстве - православие и католицизм, в исламе - суннизм и шиизм, в буддизме - хинаяна и махаяна), что, возможно, указывает на единство и борьбу двух противоположных начал в сложившихся религиозных метаэтносах - мужского и женского, интровертированного и экстравертированного, правополушарного и левополушарного, рационального и иррационального. Дальнейшее дробление религиозно-этических систем, возможно, происходит в соответствии с доминированием у разных народов различных психических сфер.

Религии - это важнейшие, наиболее общезначимые способы артикуляции самых глубинных мотивов, заложенных в коллективном бессознательном (архетипах). В конечном итоге, религии определяют как доминирующие в обществе ценности, типы культур, так и основные направления, поворотные пункты всемирной истории (М.Вебер). Иными словами, общее направление социально-исторического развития определяется идеями, заложенными в архетипах и выраженными в основных ценностях, проповедуемых периодически сменяющимися религиозно-этическими системами.

Соответствующие религиозно-этические системы формируют определенный тип направленности в обществе и, как следствие, определенный тип социального характера. Так, индуизм и буддизм имеют ярко выраженную интровертную направленность и соответствующую социальную ориентацию, ислам и христианство - экстравертную направленность и социальную ориентацию "на других", конфуцианство и даосизм занимают промежуточное положение, характеризующееся "приспособлением к миру" и социальной ориентацией "на традицию". Все три типа отношения к окружающему и внутреннему миру отражают определенный тип установки (М. Вебер), который является продуктом коллективного бессознательного (К. Юнг).

Религиозно-этические системы, кроме того, отражают доминирующее положение определенного социального слоя для конкретного исторического периода. За этими системами стоят базовые ценности, руководящие идеи, архетипы, выраженные в вечных категориях Истины, Красоты, Добра, Справедливости.

Различия между национальными культурами состоят прежде всего в различиях между базовыми ценностями, а также в обусловленных ими системах символов, героев и ритуалов. Сформировать любую социальную общность - от производственного коллектива до государства - невозможно без создания определенной системы ценностей, отражающейся в соответствующих символах, героях и ритуалах. При этом система ценностей напрямую зависит от психологических и социальных особенностей общности, что проявляется в ее половозрастной ориентации, социальном характере и других природно и исторически обусловленных качествах. Поэтому социальное управление всегда должно учитывать социально-психологические особенности объекта и основываться на стратегии формирования соответствующих ценностей посредством создания специально культивируемой системы символов, героев и ритуалов.

Разделение труда и общества.

Разделение труда также основывалось вначале на биологических и психологических различиях, что впоследствии привело к различиям социальным. Так, первичным разделением труда явилось разграничение между преимущественно мужским и преимущественно женским трудом, а также разграничение различных возрастных классов (молодежь, зрелые люди и старики). Начальные формы хозяйственной деятельности в виде охоты, рыболовства и собирательства оформились затем в крупное общественное разделение между земледельцами и скотоводами, оседлостью и кочевничеством. Со временем появились городские торговые центры, ремесло отделилось от сельского хозяйства, расширился обмен между этносами и историко-культурными регионами. Процесс разделения труда в хозяйственной сфере протекал одновременно с такими же процессами в сфере духовной и организационной культуры, что обусловило со временем социальное расслоение.

Социальное расслоение, являющееся необходимой закономерностью развития любой социальной общности и основывающееся на неравенстве человеческих способностей, обусловило обособление хозяйственных, политических и религиозных руководителей, которые постепенно составили организаторско-управленческую элиту общества. Одновременно с внутриэтническим социальным разделением происходило межэтническое расслоение, приведшее к иерархии различных этнических структур и народов, поскольку в человечестве, как и в любом иерархически структурированном целом, есть народы, принадлежащие к его элите, и народы-аутсайдеры. При этом исторический возраст народов имеет значительно меньшее значение для судьбы нации по сравнению с ее природно обусловленными и социально приобретенными качествами, проявляющимися в национальном характере.

В зависимости от специфики конкретного исторического периода главенство в обществе может принадлежать различным группам организационно-управленческой элиты - хозяйственным, военно-политическим или религиозным (идеологическим) руководителям, что определяет и соответствующую форму государственного правления (преимущественно демократическую, аристократическую или иерократическую).

Организация власти в обществе всегда представляет собой иерархическую структуру, которая в зависимости от степени централизации и количества управленческих ступеней может быть двух-, трех- или четырехзвенной (однозвенная представляет собой крайне неустойчивую, переходную форму). Структура власти во многом обусловливается особенностями конкретного этапа исторического развития. Эволюция форм социального управления носит системно-циклический характер по типу маятниковых колебаний от выраженного децентрализованного на основе однозвенной формы к такому же выраженному централизованному управлению на основе четырехзвенной формы с центром равновесия на уровне центральнопериферической двухзвенной формы управления. Последовательное прохождение этапов одно-, двух-, трех-, четырехзвенности и снова однозвенности в системе социального управления указывает на завершение глобального управленческого цикла в рамках определенного исторического периода и зарождение нового, качественно иного цикла.

Выводы.

Человеческое общество представляет собой биосоциальный феномен, развивающийся во времени и в пространстве по космобиологическим, психологическим и социальным законам. Развитие социума представляет собой усложнение системы и цепь закономерных, во многом циклических переходов от сугубо биологической формы существования (с преобладанием военно-политической сферы) через социально-биологическую (с преобладанием производственной сферы) к собственно социальной, духовной сфере общественной жизни (с преобладанием культурной сферы). Общее для всех социумов определяется прежде всего их базовыми формами социальной активности (т. е. основными видами человеческой деятельности - политической, экономической и духовной), которые, в свою очередь, обусловливаются потребностями членов социума. Многие индивидуальные потребности генетически жестко зафиксированы, что позволяет раскрыть потенции одновременно индивида и общества через архетипы коллективного бессознательного, своеобразные гены социального организма. Архетипы являются базисными идеями, основой формирования и развития основных ценностей социума, т. е. их истинное содержание представляет собой циклически изменяющиеся цели социального развития. Главная роль архетипов состоит в обучении и подготовке к социальному будущему человечества и его отдельных социумов.

Основными составляющими биосоциального феномена, каковым есть человеческое общество, являются базовые потребности человека, которые проектируются на социальную активность, ведущую к начальному разделению труда; начальное разделение труда как производное неравенства способностей, которое проектируется на организацию трех основных сфер социальной деятельности - материальную, организационно-управленческую и духовную; разграничение трех основных сфер организации общества, которое проектируется на обособление хозяйственных, политических и духовных руководителей, представляющих собой противопоставленную массам организационно-управленческую элиту общества; циклически сменяющиеся архетипы коллективного бессознательного, которые проектируются на основные ценности социума и формируют отвечающую определенному историческому периоду систему социальных норм и образа жизни в целом.

От характера труда и его разделения зависят структура общества, различия социальных слоев по типу, нравам, убеждениям и характеру. Совместная трудовая деятельность обязательно приводит к разделению труда, поскольку всякий труд необходимым образом складывается из различных операций. Труд, таким образом, приобретает смысл лишь при наличии его организации (К. Ясперс).

Модель хозяйствования (т. е. социально-экономическая стратегия), применимая для одной страны, может оказаться несостоятельной и недейственной для другой из-за различий в проявлении фактора культуры. Это обстоятельство в полной мере касается и отдельных производственно-хозяйственных систем, расположенных в разных регионах и странах.

 
Якщо Ви помітили помилку в тексті позначте слово та натисніть Shift + Enter
< Попередня   ЗМІСТ   Наступна >
 
Дисципліни
Агропромисловість
Банківська справа
БЖД
Бухоблік та Аудит
Географія
Документознавство
Екологія
Економіка
Етика та Естетика
Журналістика
Інвестування
Інформатика
Історія
Культурологія
Література
Логіка
Логістика
Маркетинг
Медицина
Менеджмент
Нерухомість
Педагогіка
Політологія
Політекономія
Право
Природознавство
Психологія
Релігієзнавство
Риторика
РПС
Соціологія
Статистика
Страхова справа
Техніка
Товарознавство
Туризм
Філософія
Фінанси
Інші