Навігація
Головна
ПОСЛУГИ
Авторизація/Реєстрація
Реклама на сайті
 
Головна arrow Література arrow «Ромео и Джульетта»: философское осмысление романтической любви
< Попередня   ЗМІСТ   Наступна >

"Любящие видят все при свете"

Данный фрагмент посвящен анализу гносеологического аспекта в романтической любви и дискурсе любящих.

Известный мислитель XX в. П. Сорокин говорит о том, что "философская мысль с давних времен и до наших дней говорит о любви как о величественной силе, которая приводит в движение абсолютную энергию, каждую из фундаментальных ценностей человеческого существования, в том числе и энергию истины и познания. Соответственно, любовь к истине делает сам это поиск истины более действенным, радостным и неутомимым, чем просто охота за истиной. Большинство настоящих истин человечества открыто, скорее всего, благодаря любви к истине, чем благодаря принуждению или обязательству" [1].

У. Шекспир через историю любви Ромео и Джульетты словно хочет показать читателям, что "Реальность бытия духовного мира в отличие от материального основывается не на данных внешних чувств (известно пять внешних чувств), а на особого рода чувственности, которая издавна получила обобщенное название - любовь" [2]. Любовь, заключает известный исследователь идеи любви В. Даренский "как первоначальное и самое высокое из духовных чувств играет, таким образом, двойную роль: с одной стороны, это "орган", духовного познания трансцендентного мира идеальных параметров человеческого бытия, а с другой - это "орган" их непосредственного "чувствования" и опредмечивания в "посюсторонней", повседневной человеческой жизни" [3].

Поэтому чувство любви, которое для Ромео и Джульетты можно трактовать как интенцию познания, проникновения в сущность существующего иного, в ощущение ценности, благодаря которой личность сочетается с духовным пространством свободы и становится для себя сущей". Это происходит из-за того, что именно любовь, по мнению В. Франкла, выступает уникальным и единственным способом узнать ближнего: "Никто не может осознать суть другого человека до того, как полюбил его. В духовном акте любви человек становится способным увидеть существенные черты и особенности любимого человека, и, более того, он видит потенциальное в нем, то, что еще не выявлено, но должно быть выявлено" [4]. Стоит подчеркнуть, что сама идея познавательной способности любви и любящих, ее подлинной мудрости воспроизводилась в различных культурах, переживала, почти не изменяясь, одно столетие за другим. К ней обращались многие философские умы, с ней были связаны и многочисленные поэтические полеты [5]. В гносеологическом плане любовь есть сущностное познание всего существующего.

Такая герменевтика романтической любви значительно поднимает на такую высоту ее среди всех других экзистенциалов (как положительных, так и отрицательных) человеческого существования, в отличие от страха, ужаса, надежды и даже веры. Поэтому любовь, которая способна познавать все вокруг и помогает познавать человеку самого себя, является не меркантильной или оценочной, а создающей в человеческой душе ответственность за того, кого она любит.

Любовь, по мнению митрополита Антония (Блума), действительно является созерцательным состоянием, при котором человек, "глядя на другого, видит в нем, за пределами его внешних черт, невзирая на звуки его голоса, невзирая ни на что, какую-то глубину, которая является для него иконой, которая для него является красотой. Эта красота отчасти повреждена жизнью, прошлым, обстоятельствами, но она тут, и единственно она и важна в этом человеке; хотя, конечно, и поврежденное должно быть принято во внимание" [6]. В соответствии с этим, любовь смотрит (познает прочего) не корыстными или меркантильными глазами, а глазами добра, тепла и нежности. Она смотрит на все не свысока, не гордо, тщеславно, а глубинно, внутренне, смиренно, с терпением и милосердием.

Несколько слов, по нашему мнению, нужно еще сказать про зрение как таковое в любовном дискурсе. Современный мыслитель Д. Мануссакис в работе "Бог после метафизики" отмечает, что именно благодаря зрению мы способны познавать и учить что наше, а что нет [7] в том смысле, что мы смотрим на Другого как на самого себя. Начиная дискурс любви (не влюбленности), мы узнаем себя и отражаемся в Другом, как в зеркале. На взрослого человека родители уже не имеют влияния, но в любимой личности мы часто можем увидеть себя. Если мы глазами увидели в Другом что-то отрицательное - необходимо искать и исправлять ту же черту в себе. Предмет любви - вот человек, который поможет нам исправить. Не надо бегать за психологами, психоаналитиками, искать, кто бы посоветовал, как жить. Главное - это глаза, взгляд на вторую половинку, она - наше зеркало, способное видеть все наши недостатки, причем ни в коей мере не "уменьшив" силу своей любви к нам.

Необходимо также сказать, что глаза, по мнению У. Шекспира, способны говорить в любовном дискурсе, когда уста молчат:

"Вот говорит она, иль имеется, еще Не говорит; так что же? Говорят Ее глаза, - я отвечать им буду.

Я слишком смел: не для меня их речь Две самые прекрасные звезды Из сфер своих желают отлучиться

И просят, чтоб ее глаза, на время,

На небесах светила вместо их.

Что если бы и вправду эти звезды В ее лицо сиял вместо глаз,

Ее же глаза сменили их на небе?".

Поэтому человек, по слову Г. Зиммеля, не должен узнаваться раньше того, как станет любимым, ведь "если другой есть "мое представление" то с этим же правом он и "моя любовь" [8]. Таким образом, для немецкого ученого, любовь к тому, кого мы любим, является одновременно и знанием о нем.

Итак, согласно философской мысли, зрение (созерцание, взгляд), глаза занимают ключевое значение в любовном дискурсе. Мыслители подчеркивают, что глаза влияют не только на начало любовного дискурса, но и на всю дальнейшую историю любви, а также отмечают, что глаза служат иногда и средством познания, специфической коммуникации между любящими личностями. Само чувство любви для его носителя имеет в себе мощный гносеологический потенциал, способный познавать значительно лучше и глубже Другого, мир и самого себя.

  • [1] Сорокин П. Таинственная энергия любви / П. Сорокин // Социологические исследованияния. - 1991. -№ 9. - С. 149.
  • [2] ШинкарукВ.І. Віра, надія, любов / В.І. Шинкарук// Віче. - 1992. -№4. - С. 146.
  • [3] Даренськіш В.Ю. Віра, надія, любов ж екзистенціали діалогічного світовідношення / В. Ю. Даренський // Наук, часопис педагог, ун-ту імені М.П. Драгоманова. Серія 7: Релігієзнавство. Культурологія. Філософія. - К.: НПУ імені М.П. Драгоманова, 2005. - Вип. 7(20). - С. 150.
  • [4] Братусь Б.С. Любовь как психологическая презентация человеческой сущности / Б.С. Братусь // Вопросы философии. - 2009. -№ 12. - С. 33.
  • [5] Зубец О.П. Любовь в зеркале морали. - С.9.
  • [6] Митрополит Антоний (Блум). Таинство любви. Беседа о христианском браке. - С.174-175.
  • [7] Мануссакис ДП. Бог после метафизики. - С.38.
  • [8] ЗиммелъГ. Фрагмент о любви/ Г. Зиммель // Трактаты о любви -М.: ИФ РАН, 1994. -С. 61.
 
Якщо Ви помітили помилку в тексті позначте слово та натисніть Shift + Enter
< Попередня   ЗМІСТ   Наступна >
 
Дисципліни
Агропромисловість
Банківська справа
БЖД
Бухоблік та Аудит
Географія
Документознавство
Екологія
Економіка
Етика та Естетика
Журналістика
Інвестування
Інформатика
Історія
Культурологія
Література
Логіка
Логістика
Маркетинг
Медицина
Менеджмент
Нерухомість
Педагогіка
Політологія
Політекономія
Право
Природознавство
Психологія
Релігієзнавство
Риторика
РПС
Соціологія
Статистика
Страхова справа
Техніка
Товарознавство
Туризм
Філософія
Фінанси